Menu

Химчистка и прачечная. История.

 Стирка сегодня – такое же естественное понятие, как дыхание, еда, сон… Можно ли представить, что наиболее широкое развитие (речь идет о Западной Европе) это направление деятельности получило лишь в последние два столетия? В реальности так оно и есть, несмотря на то, что вопросы личной и общественной гигиены рассматривались еще во времена древнейших цивилизаций, правда, на несколько ином уровне.

… В один прекрасный момент человек понял, что имеет смысл мыть свое тело и чистить (то есть стирать) свою одежду. Личная гигиена в те времена обрела символическое значение, став неотъемлемой частью ритуальных обрядов. О временной пропасти, отделяющей понятие гигиены на примитивном уровне от современного, говорит тот факт, что лишь с появлением Луи Пастера (речь идет о событиях полуторавековой давности) разрозненные понятия и традиции смогли объединиться в научно обоснованную систему, послужившую базой стремительному развитию, имевшему место в последние сто - сто пятьдесят лет. Не имея документальных данных, свидетельствующих о развитии культуры мытья и стирки в Древней Греции и в Древнем Риме, перейдем сразу к 1780 году – именно им датирован сохранившийся в библиотеках документ, указывающий о функционировании в Париже десяти публичных бань. К этому же периоду относится становление гигиены как науки, а связь между гигиеной и здоровьем определил и утвердил уже упоминавшийся здесь Луи Пастер. Открытие микробов, роли бактерий в распространении инфекционных заболеваний, вакцин (с последующим применением вакцинации и стерилизации) стало настоящей «культурной революцией». Соответственно, и стирка одежды стала рассматриваться совершенно под другим углом: не просто смывание грязи, но и забота о здоровье людей - особенно при обработке одежды больных. Интересно, что в разных странах на различных временных рубежах стирка неизменно определялась как «осуществление ряда практических операций над одеждой» (подобная трактовка правомерна и в наше время). Менялись частности, о которых – чуть ниже.

4e6b0811e44556a36f78e4f45caf9196
Первым веществом для стирки в воде, которое узнал человек, стала природная щелочь – зола. Происходящая от щелока, зола на протяжении нескольких веков оставалась практически единственным эффективным средством для стирки одежды. Именно с учетом ее щелочных характеристик и был впервые определено понятие чистки одежды как таковой - «отбеливание льна с использованием золы и кипящей воды» (Словарь AccademiadellaCrusca, издание 1741 г.). Определение это преобладало вплоть до 1863 года, когда в Европе появились первые «учреждения сухой чистки», использовавшие для обработки изделий керосин.
Итак, зола – старейший детергент (моющее средство), но все же не единственный. Уже в далекие времена многие вещества испытывали на способность удалять загрязнения – другое дело, что чаще всего эти вещества применялись в комбинации с той же золой: сода, а также трава сапонария, содержащая сапонин. Кстати, доказано применение соды еще в древнем Египте: там ее добывали в пустынных озерах, расположенных к западу от Нила. По прошествии тысячелетий природная сода была заменена промышленной: первыми в лабораторных условиях ее получили независимо друг от друга Лебланк и Сольвей.
Вместе с содой в стирке одежды активно применялся и калий – точнее, карбонат калия. Основным источником его получения служил древесный уголь, впрочем, карбонат калия успешно получали также из водорослей и минеральных источников.
Все перечисленные вещества объединяет принадлежность к группе оснований. Когда они входят в контакт с частичками загрязнений (состоящих в основном из жиров), происходит очистка волокон. Не следует, однако, забывать о высокой агрессивности веществ с щелочными свойствами, часто выражающейся в разрушении материала прежде всего в местах загрязнений, вследствие чего вторая стирка в подобных условиях для изделия была равносильна смерти. «Спасителями» выступили кислоты жирного ряда – так или иначе, их применение в комбинации с щелочью позволило снизить разрушительное воздействие веществ основной группы на обрабатываемый материал.
Это совершенно эмпирическое открытие стало в итоге событием колоссальной важности – так было изобретено мыло! Другими словами, появилась сбалансированная комбинация жирных кислот (топленое сало и другие животные и растительные жиры) с веществами щелочной группы. Сразу же следует отметить, что изобретение мыла и развитие мыловарения отнюдь не свело на нет применение детергентов: например, принцип выщелачивания (стирки в щелоке) еще долгие годы оставался базовым в обработке одежды у многих народностей мира. Тем не менее стирка в щелоке сопровождалась огромными затратами труда и времени, и ее эра в цивилизованных странах завершилась к концу XIX столетия.
… Первые документальные факты о развитии мыловарения в Европе относятся к середине прошлого века: здесь мы находим упоминания о внедрении ряда технических и технологических новинок, впоследствии ставших основой разработанной Шеврелем технологии сапонификации (стирки в моющем растворе). Мыловаренные заводы стали появляться, как грибы после дождя, и их конкуренция была далека от здоровой – промышленный шпионаж процветал уже в те, кажущиеся сейчас далекими, времена. Немного спустя появляются синтетические детергенты, явившиеся новой вехой в истории прачечного дела.
Начало их производству было положено в Германии во время первой мировой войны, причем чисто из экономических соображений – свести к минимуму потребление жиров. Прародитель современных детергентов появился в качестве замены мылу, но широкое распространение синтетические детергенты получили лишь на рубеже 40-50 гг. нашего столетия: произведенные большей частью в США, они в огромных количествах наводнили Европу вместе с соответствующими стиральными машинами. Ни для кого не секрет, что состав подобных детергентов представляет собой смесь органических веществ, обладающих природной моющей способностью, и бифункциональных усиливающих добавок (карбонаты, силикаты и т. п.). Первичная функция таких добавок сводится к закреплению моющей способности органической составляющей, вторичная – к снижению общей стоимости продукта. Разумеется, каждый производитель детергентов подобен шеф-повару, использующему свои, только ему присущие секреты.

Появление прачечных

… Вода была и остается важнейшим компонентом стирки, поэтому неудивительно, что первые прачечные в Европе стали появляться вблизи крупных водных артерий. Уже тогда многие специалисты искали определение процессу стирки: интересно, что первое из подобных определений относится к XVI веку и представляет собой вот что:
«Стирка предусматривает наличие следующих компонентов: женщины-прачки, грязной одежды, золы, щелока, корыт и подставок для них, тазов, труб, котлов, горелок и ковшей. Сам процесс стирки включает загрузку воды, щелока, самой одежды, полоскание, отжим, складирование и развешивание». Понятно, что в те времена об автоматизации процесса стирки говорить еще не приходилось.
imageprachkaСледующая запись, датированная 1868 годом, гласит: «Одежда помещается в специальную емкость и накрывается плотным пеньковым покрывалом, на котором в изобилии рассыпается зола. Процесс осуществляется с участием кипящей воды, проходящей через золу».
Наконец, примечателен факт, опубликованный в 1946 году: «Обычная южноевропейская прачечная до сих пор использует золу: именно она помогает многим семьям успешно вести свой маленький бизнес». Скорее всего, это последнее упоминание о чистке золой: наступала эра стиральных машин и центрифуг.
… Возвращаясь к классической «старинной» прачечной, отметим, что используемый там «технологический процесс» включал две основные стадии. Первую для простоты мы назовем приготовлением детергента (или выщелачивающего реагента) – на это, как правило, уходило 12-20 часов. Стандартная процедура приготовления предусматривала наличие деревянной или керамической емкости на высоте примерно 60 см от поверхности пола. В донное отверстие емкости была вставлена пробка, а под отверстием находился тазик, служивший для накопления щелока. Зола рассыпалась на плотном куске материи, покрывавшем одежду. Вода, в свою очередь, согревалась в специальном котле, доводилась до кипения и выливалась на золу. Тазик под емкостью (или просто лоханью) медленно наполнялся щелоком.
Вторая стадия (непосредственно стирка) описывалась следующим образом: «одежда подвергается ручной обработке с использованием щеток, досок, лоханей и подставок». Следует особо подчеркнуть трудоемкость процесса и недюжинную силу оператора – ясно, что основными «приспособлениями» ему служили собственные руки и собственная же энергия.
Различные литературные источники указывают на функционирование в Европе подобных прачечных уже в XVIII веке. Принадлежали они, как правило, одной или нескольким семьям, проживавшим в том же здании, где и происходила стирка. Стиральные доски и подпорки впоследствии были заменены каменными парапетами с установленными на них корытами с ребристой поверхностью, по которой «ездила» одежда. Одновременно многие частные лица оказывали аналогичные услуги, занимаясь «индивидуальной трудовой деятельностью», приспосабливая для работы неровные камни, находившиеся в непосредственной близости к водным артериям. Интересно, что заказ выполнялся обычно в течение пяти рабочих дней (скажем, прием в понедельник – выдача в пятницу).
Первые механические стиральные машины появились в середине XIX столетия. Как правило, изготавливались они на заказ, в зависимости от индивидуальных требований покупателя, и поэтому сильно отличались друг от друга. Тем не менее в Англии сто – сто двадцать лет назад механизированные прачечные работали вовсю, а в 1901 году фирма AlvaJ. Fisher начала производство первых стиральных машин для домашнего использования. Кстати, наступление двадцатого столетия ознаменовалось еще одним важнейшим событием в истории прачечного дела – рождением немецкой фирмы Miele, чье оборудование и сегодня является безоговорочным показателем качества работы многих промышленных прачечных в разных странах мира.

hsu-eureka-laundry-palmyale-2012 02 0183Как бы то ни было, «настоящие» промышленные прачечные получили широкое распространение лишь после второй мировой войны, то есть на рубеже 40-50-х гг. К этому же периоду относится гигантский скачок в развитии как прачечного дела, так и химической чистки.
Прежде чем перейти к химической чистке, следует добавить несколько пояснений, касающихся промышленных прачечных. Пик их механизации, связанной с дальнейшим усовершенствованием стирального оборудования, пришелся на послевоенные годы.
Именно тогда деятельность прачечных перестала ограничиваться только лишь оказанием услуг населению. Львиную долю в их работе стало составлять обслуживание организаций – отелей, больниц, государственных и частных структур… Тем не менее тридцать лет назад механизированные прачечные были все же достаточно примитивны, несмотря на тот факт, что предприятия старались всеми силами избавиться от рудиментарных атрибутов своих «предков», постоянно изыскивая что-либо новое.
Первые разработки ученых, направленные на механизацию работы прачечных, проводились еще в первой половине прошлого столетия. Так, французский химик Жан-Батист Андре Дюма в 1837 году описывал машины, которые «использовали систему циркуляции воды и пара». Пар производился парообразователем с участием горячей воды, контейнера-паросборника и своеобразного пистолета для подачи пара на изделия. Специальный индикатор-поплавок указывал на необходимость добавлять воду, если для производства пара ее оказывалось недостаточно. Это был прототип парообразователей, которые с некоторыми модификациями применялись во многих итальянских и французских прачечных вплоть до начала ХХ века.
Не отставала от Старого Света и Америка – запись, относящаяся к 1851 г., прямо указывает на то, что в США уже вовсю использовали машины, работавшие по принципу «натурального действия пара и горячей воды, усиленного вращением». Что же это была за машина? Вот как описывает свое детище ее изобретатель Джеймс Т. Кинг:
«Механизм представляет собой два концентрических цилиндра, один из которых (внутренний) – подвижный. Источник тепла располагается под внешним цилиндром. Цилиндры заполняются примерно наполовину. Как только пар начинает подниматься из стиральной машины, туда добавляется необходимое количество моющих средств. Цикл стирки осуществляется в течение 20 минут».
Этот тип машин применялся практически всеми американскими прачечными, а впоследствии метод двух концентрических цилиндров лег в основу современных стиральных машин. Но в те времена подобная система была далеко не единственной – так, работа одной из наиболее популярных в 1920-1940 гг. моделей основывалась на движении воды лопастями. Впервые подобный метод был применен еще в 1869 году.
В Европе «американская» система концентрических цилиндров долго не приживалась – аж до тридцатых годов нашего столетия. Как выяснилось позже, напрасно – ведь впоследствии она легла в основу конструкции машин сухой чистки.

Химчистки

istoriya klininga 1Вот мы и перешли к химической (или, как ее повсеместно называют, сухой) чистке. Что же это такое?
Основное отличие сухой чистки от стирки заключается в том, что вместо воды при химической чистке применяются не содержащие воду растворители. Понятие сухой чистки происходит от распространенного полвека назад определения сухих растворителей (что, однако, не исключало их жидкого состояния). Поэтому, как и некоторые другие общепринятые понятия и выражения (вспомним хотя бы знаменитое «о`кей»), термин «сухая чистка» появился на свет, явно противореча своей сущности. Тем более, что, как уже говорилось несколько выше, одной из разновидностей современной химической чистки стала аквачистка, использующая воду в специальных машинах. Эта технология была впервые представлена в Германии в конце 1991 года и получила распространение в XXI веке, в том числе и в России. Необходимо заметить, что аквачистка пришла на предприятия химчистки не с целью заменить сухие, то есть органические, растворители, но исключительно в дополнение к ним.
Если говорить о принципиальных отличиях сухих растворителей от жидких (к которым можно отнести воду и спирты), то важнейшее их них заключается в способности последних расширять поры гидрофильных (водопроницаемых) материалов. Впрочем, подобное геометрическое преобразование поверхности изделий часто приводит и к изменению их внешнего вида.
Напротив, растворители химической чистки не расширяют волокон, и, следовательно, теоретически не оказывают видимого воздействия на физическую структуру изделий. Это – важнейшее преимущество химической чистки перед традиционной стиркой. В довершение ко всему, изделия можно чистить при сравнительно низких температурах, тогда как в стирке температурный фактор является одной из важнейших определяющих результата.
Как и должно было произойти, внедрение технологий сухой чистки повлекло создание специализированных предприятий. Их историю мы сейчас и рассмотрим.
Родиной сухой чистки условно можно считать Францию. Согласно распространенной легенде, в 1825 г. парижский красильщик Жан-Батист Жоли случайно уронил на скатерть керосиновую лампу, и – о чудо! – пятна со скатерти исчезли сами собой. Так мир узнал о чудесных свойствах нефтепродуктов, однако до появления первых в мире нефтяных растворителей было еще достаточно далеко – что-то около полувека.
По прошествии указанного времени нефтяные растворители в Европе уже использовались, а вот в США сухая чистка начала свое триумфальное шествие лишь в 1910-1920 годы. Углеводородные растворители (газолин) стали приоритетным направлением развития химической чистки и оставались таковым до 1928 г., когда практически повсеместно они были заменены новым, также нефтяным, но менее воспламеняемым и не столь вонючим растворителем, получившим коммерческое название Stoddard.
Тридцатые годы можно с полным правом назвать началом эпохи химической чистки – именно тогда она прочно вошла в жизнь людей, став ее неотъемлемой частью. К тому же, в то время массовое распространение получили изделия из искусственного шелка и ацетатных волокон – для них химическая чистка пришлась как нельзя кстати. Специалисты разных стран мира сошлись в едином мнении: этот метод наиболее эффективен и перспективен с точки зрения как чистоты, так и гигиены.

Кстати, о гигиене – рассматривая этот вопрос, стоит еще ненадолго вернуться в античные времена, поскольку гигиеническая обработка одежды входила в обязанности красильщиков Римской и Византийской империй, а также Венецианской республики. В Италии искусство крашения одежды получило наибольшее распространение в период средневековья. Естественно, развитие крашения влекло за собой разработку новых веществ, а следовательно – развитие химии в целом. Однако проблема чистки одежды перед крашением оставалась все же открытой. Вплоть до XIX века загрязнения удаляли перед крашением путем обычного трения, а значит, ослабляли структуру материала. Лишь в 1820 г. функции красильщика и чистильщика одежды стали разделять – опять же за счет появления на рынке специальных моющих средств и углубления технологического процесса чистки.
Первым растворителем сухой чистки стал бензол: изделия помещали в деревянный чан и медленно мешали палкой. Такая примитивная система продержалась около века – до тех пор, пока не появились новые растворители и соответствующее оборудование.

Постоянные поиски более эффективных растворителей сопровождались интенсивными разработками новых синтетических волокон и не в последнюю очередь именно в свете возможности удаления с них загрязнений различных видов. В Америке в 1937 г. был даже издан учебник по удалению загрязнений с одежды! После войны эта книга, содержавшая разъяснения по обработке 179 типов загрязнений, была переведена на другие языки и выпущена в Европе. Интересно, что упоминавшееся в учебнике оборудование было для тех времен достаточно сложным, что свидетельствует о достаточно высоком уровне специализации и механизации предприятий.Неотъемлемой частью технологических процессов химической чистки и стирки является глажение, и его история не менее интересна. Как известно, целью глажения выступает восстановление товарного вида изделий – разглаживание складок и измятостей, фиксация стрелок на брюках… в общем, процесс был и остается достаточно сложным. Чего стоят, например, кружевные платья на шнуровке, так любимые дамами в XVIII веке! Сложность конструкции лишь усугубляла необходимость периодического глажения подобных изделий.
Так или иначе, оборудование, да и сам процесс глажения, в ходе времени претерпели значительные изменения. Еще бы – ведь гладили даже древние египтяне и античные китайцы, и это за две тысячи лет до нашей эры! Примечательно, что гладили и еще раньше – первые упоминания о глажении были найдены археологами на территории современного Габона.
Оборудование использовалось самое разнообразное: от металлических дисков до тяжелых деревянных брусов с ручками. Издавна подобным инструментам пытались придавать форму, отдаленно напоминающую современные утюги: люди понимали, что передняя часть подошвы должна быть выполнена так, чтобы проникать в самые труднодоступные участки изделий.
В начале XVI века во Флоренции уже использовали пар и увлажнение: гладили чугунными утюгами, докрасна раскаленными на огне. Проблема состояла лишь в том, чтобы как можно дольше сохранять высокую температуру подошвы.
xrf-TQJtutyutuXAyoВ XIX веке стали использовать крахмал, что значительно улучшало конечный результат глажения. Наконец, в 1913 г. произошло знаменательное событие в истории нашей отрасли – был создан первый в мире электрический утюг, такой привычный и необходимый сегодня в каждой прачечной, в каждой химчистке, в каждом доме…
Сегодня в России, как и в ряде ведущих европейских стран, основным растворителем химической чистки остается перхлорэтилен, который используется в машинах замкнутого цикла. В ряде стран, таких как Германия и Япония, предпочтение сегодня отдается углеводородным (нефтяным) растворителям. Оборудование на предприятиях химчистки и в прачечных в нашей стране используется преимущественно производства Италии и Германии; впрочем, среди профессионального прачечного оборудования сегодня весьма популярная и чешская марка Primus, и продукция российского завода «Прохим».
Но главное в другом: сейчас, когда специалисты отрасли получили возможность выезжать на международные специализированные выставки в Италию, Германию, США, Японию, в ходе обмена опытом неожиданно выяснилось, что РОССИЙСКИЕ ХИМЧИСТКИ И ПРАЧЕЧНЫЕ – ЛУЧШИЕ В МИРЕ. На Западе все больше предприятий отрасли работает по системе «автомата для бритья», когда для самых разных вещей используется одна и та же универсальная программа, а обслуживают машины выходцы из стран «третьего мира». Кроме того, в силу природно-климатических особенностей, одежду в западные химчистки приносят гораздо более в чистом виде, чем в России. В нашей стране на предприятиях химчистки-прачечной работают настоящие мастера, способные найти выход из самых сложных ситуаций. Основная сложность их работы заключается в том, что современные производители одежды уже совершенно не задумываются о том, что впоследствии настанет необходимость ее чистить: все больше продаваемой одежды является, по сути, «одноразовой», и часто только на российских предприятиях отрасли, на машинах химчистки "Прохим" их сотрудники дают ей вторую жизнь.